Главная » Новости » Андрей Сидоров: Много ошибок наделал — обидно даже! «Бизнес Навигатор». 28 июня 2018

Андрей Сидоров: Много ошибок наделал — обидно даже! «Бизнес Навигатор». 28 июня 2018

И то и другое имеют право на жизнь. О новой диверсификации на фабрике мебели, помощи малому бизнесу и своей зарплате топ-менеджера — узнала Евгения Маренина, арт-директор журнала "Бизнес Класс", у Андрея Сидорова, президента ГК "МЦ-5"
Курица или яйцо?
Евгения Маренина: — Что для вас важнее — деньги, идея, люди или отношения?
Андрей Сидоров: — В предпринимательстве всегда существует два подхода, целью являются или деньги или мечта. Для меня и нашей команды всегда на первом месте стояла мечта или идея, создать, сделать что-то, что до нас не делалось, чтобы это понравилось людям, чтобы мы могли гордиться этим. Иногда в процессе развития эти вещи меняются. Это вечный спор, что есть цель, а что есть средство. И понятно, что без денег, прибыли, вовлечения людей мы этого ну никак не смогли бы добиться. Антикризисная стратегия
Е.М.: — А что конкретно вы делали, чтобы преодолеть тяжелейший в вашей отрасли кризис?
А.С.: — Мы понимали, что кризис будет долгим и падение рынка будет значительным до 40 - 60% (в зависимости от сегмента), но вряд ли понимали изменившееся поведение клиента в разных сегментах. И не столь важно, деньги или идея, скорее важно — несет это пользу или вред людям.
Специализация или диверсификация? Но оказалось, что в низких сегментах клиенту важнее цена, чем качество, а некачественные продукты мы по определению делать не умеем. Нам казалось, что если мы во время кризиса создадим большую дистрибуцию в эконом-сегменте на принципах качество по приемлемой цене, то потребители это оценят и за счет этого мы прорвемся в светлое будущее. Клиенты хотели бы их купить, но у них сегодня, чтобы это сделать, нет таких средств. То есть людям по понятным причинам нужны диваны за 20-30 тысяч, а мы, соблюдая все наши немецкие стандарты, способны создать самые дешевые диваны за 40-50 тысяч. Это стало большим горьким уроком, и если быть честным, то это лично моя ошибка — синдром лидера зазнайки. А количество тех, у которых эта возможность есть, для нас было недостаточно. Что важнее, знать заранее или попробовать и ошибиться? Сейчас мне кажется, что если бы я больше слушал команду, эту ошибку мы бы не совершили.
С другой стороны, если бы не попробовали, то никогда бы и не узнали. А все то, чего мы не делаем, наверняка безошибочно с нулевой вероятностью на успех. Я не знаю, и думаю, что не скажет никто.
Е.М.: — А кроме этой, были ли еще у вас ошибки?
А.С.: — Мне думается, что все, что мы делаем на старте, ошибочно, с разной степенью вероятности на успех. Каждый сам решает.
Е.М.: — И все же, за что вам стыдно?
А.С.: — Мне стыдно за ошибки, которые ударили по людям. Как же нам быть в таком случае? Я знаю, что никогда этого не хотел, но это происходило, и либо обстоятельства были непреодолимой силы, либо я недостаточно опытен и талантлив, чтобы это предотвратить. Сокращения и зарплаты. При этом вы должны понимать, что за ваши ошибки, как правило, расплачиваются ваши клиенты и сотрудники. Думаю, второй фактор всегда значимей первого.
Е.М.: — Это о неудачах, а что в положительных итогах?
А.С.: — Парадокс состоит в том, что, чем больше вы совершили ошибок, тем больше у вас шансов на успех. Помнить, и если зашли за край, то тогда в отставку. В этом цинизм бизнеса и власти в целом, мы не в состоянии этого изменить, но помнить об этом должны постоянно. Сделаем так — дадим мне еще один год (лучше полтора) и потом спросим клиентов и сотрудников.
А если без заумной философии, то мы сейчас строим заново (конечно на базе старого опыта) совершенно новую компанию — мультибрендовую, диверсифицированную по стилям, по сегментам, по продуктам, по каналам продаж, по ценностям для разных ЦА, матричную и высокоэффективную, с современным процессным цифровым управлением и одновременно высокой степенью интеграции внешней и внутренней. Зашел ли я за этот край? Втройне непросто. Короче караул.
Это очень непросто, но повторить это вдвойне непросто. Опираемся мы сейчас на то, что у нас всегда получалось лучше всего, это создавать персональные и уникальные продукты для каждого отдельного клиента. Вообще невозможно. Получается ли у нас? Вершина идеи и ее реализации — это когда клиент пришел в салон или на сайт, прошел томографию и получил от компании именно то, о чем мечтал и именно то, чего хотел. Закон больших цифр.
Е.М.: — Что вам нравится в бизнесе больше всего?
А.С.: — Моя профессия — это моделирование бизнеса, от идеи до внедрения. А как же, ведь мы уже исчерпали лимит допустимых ошибок на этом этапе и сейчас нас ждут только большие удачи. Операционное управление — не моя стезя, есть в команде ребята на две головы выше и толковее. Я это люблю и надеюсь, умею. Не смейтесь, но и процветание Газпрома тоже зависит от них. Главное, чтобы я туда не совался.
Маленькие или большие, кто важнее?
Е.М.: — Вы по меркам мебельной отрасли очень крупная компания, а как относитесь к малому бизнесу?
А.С.: — Успешность нашей компании зависит от нас самих, а вот долгосрочное процветание, как это не странно, от маленьких компаний и вообще от малого бизнеса. Мы привыкли воспринимать малый бизнес через догму суждения, что они существуют для оказания качественных услуг населению, создания дополнительных рабочих мест, самозанятости, уплаты налогов в местный бюджет и точка. Почему я такие, на первый взгляд, глупости говорю? Но это догма, от которой чем быстрее, тем лучше стоит отказаться. Короче, большого толка от них для решения великих задач нет. Для роста доходов необходим регулярный рост экономики. Все просто, как дважды два.
Для процветания и достижения главных целей страны необходим постоянный рост доходов (и качества жизни, конечно же) населения. Внешние — это экспорт и долгий сложный путь создания конкурентного высокотехнологичного продукта, эффекты увидим через 20 лет (см. Для роста экономики нужны рынки, не просто рынки, а с потенциалом для нашей экономики.
Рынки есть внешние и внутренние. Внутренний рынок — это импортозамещение и максимальное развитие услуг с одновременным ростом заработной платы за счет конкуренции труда. историю экономики Китая). Когда им создадут такие условия, то лучшие из них начнут отрывать куски от больших, затем платить больше зарплату, затем большие вынуждены тоже, поднимая производительность, платить больше зарплату. Сделать это может только малый бизнес и при условии, что ему создадут самые лучшие возможности в мире, лучше, чем для среднего и большого, лучше чем в Китае и Казахстане. Не так и сложно, если присесть на пенек. Колесо завертится, и все будут покупать у нас хорошую мебель. Пометил территорию и лежит, не замечая гангрену. Очень похоже, что именно об этом в послании говорил президент.
И еще — большие всегда будут стремиться к монополизму, ведущему их к смерти. Мы видим, как природа не любит больших и обожает маленьких. Маленькие — вечный двигатель выживания видов через конкуренцию. То есть помогать маленьким — божье провидение. А природа — это сам бог. Надеюсь, что все интервью не из-за этого вопроса. Высшее предназначение, и уж точно не только для того, чтобы они занимались одной самозанятостью и платили налоги в бюджет.
Зарплата и развлечения
Е.М.: — Сколько нужно зарабатывать, чтобы чувствовать себя обеспеченным?
А.С.: — Любимый вопрос журналистов. Банальный ответ, но действительно для каждого человека этот порог совершенно разный. Шучу. На мой взгляд, мы все вместе должны сделать все, чтобы средняя зарплата в России составляла не менее 60/70 тысяч рублей с учетом сегодняшнего курса, а для людей активных были возможности зарабатывать в 2/3 раза больше. Кому-то необходимо зарабатывать миллионы, другим достаточно несколько тысяч. Я говорю про людей простых и трудолюбивых. Я сейчас не имею ввиду предпринимателей и особо одаренных людей в спорте, искусстве и науке. Наверное она в сегодняшних условиях выглядит неприлично высокой, но она такова, и я стараюсь её полностью отрабатывать.
Е.М.: — Расскажите о своих хобби и развлечениях!
А.С.: — Я играю в теннис, читаю запоем Кафку в оригинале, пою в местном хоре и музицирую на фортепьяно. Что касается меня, то моя зарплата 300 тысяч рублей. Короче, времени на работу почти нет. Изучаю психологию по Юнгу, увлекаюсь рыбалкой и охотой, а также регулярно хожу на тренировки по освоению ушу. С ужасом начинаю понимать, что мне это начинает нравиться и нужно будет слазить с этой "наркоты". Когда я слышу такие ответы насчет своих пристрастий от некоторых предпринимателей, меня охватывает изумление и жалость к себе убогому.
Конечно, как у любого человека, у меня есть свои страсти, но сегодня и в течении последних 4 лет только работа и чуть-чуть отдыха. Мой ближайший друг и партнер Игорь Израилев очень образованный и разносторонний человек, а я похоже однобокий, но вместе мы вообще-то неповторимое и очень гармоничное создание.